«По заказу Галкина»: неожиданный поворот в деле о подготовке теракта на концерте Киркорова

Один из обвиняемых изменил показания: целью якобы был исключительно сам певец, а убийство «из-за ревности» заказал Максим Галкин за «2 млн рублей». Сам шоумен в ответ на эту новость отшутился

Фото: Артем Геодакян/ТАСС

Обновлено в 12:25

Один из обвиняемых в подготовке взрыва на концерте Филиппа Киркорова в 2017 году в Дагестане заявил, что его целью был не теракт, а убийство певца по заказу Максима Галкина, который приревновал Киркорова к Алле Пугачевой. Об этом пишет газета «Коммерсантъ» со ссылкой на адвоката обвиняемого Исрафила Гададова.

Обвиняемый, 20-летний житель Дагестана Хидирнеби Казуев, ходатайствовал о допросе Киркорова, Пугачевой и Галкина в качестве свидетелей. Но следователи отказались, посчитав, что вся эта история придумана, чтобы затянуть расследование.

Концерт Киркорова, о котором идет речь, прошел в начале июля 2017 года в центре Махачкалы в модном ресторане «Хазар», где до этого выступали, например, Елена Ваенга и Стас Михайлов. Ни о каких происшествиях не сообщалось, претензий к организаторам не было. И вдруг спустя три месяца Следственный комитет сообщил об аресте четырех жителей Дагестана, которые якобы планировали устроить на концерте Киркорова взрыв. Это была подготовка теракта, который удалось предотвратить.

По версии следствия, двое из обвиняемых, Хидирнеби Казуев и Габибула Халдузов, работавшие на стройке в Махачкале, еще в октябре 2016 года создали террористическую ячейку, к которой потом присоединились еще два человека, якобы присягнули на верность запрещенной в России террористической группировке «Исламское государство», изготовили пять бомб, начинили их гайками и шайбами, собираясь взорвать их на концерте поп-звезды.

Но осуществить задуманное боевикам не удалось: популярный ресторан «Хазар» тщательно охранялся полицейскими, и проникнуть туда не получилось. Их арестовали по подозрению в подготовке теракта. Дело пытались закрыть следователи МВД, заявляя об отсутствии состава преступления.

Однако СК все-таки предъявил обвинение в организации и участии в террористическом сообществе и подготовке теракта. После этого один из подозреваемых, Хидирнеби Казуев, неожиданно заявил, что планировал не теракт, а убийство Филиппа Киркорова — якобы по заказу Максима Галкина.

По версии Казуева, в начале 2017 года, когда он был в Москве, «к нему подошел Максим Галкин и предложил за 2 млн рублей совершить убийство Киркорова» — на почве ревности к Алле Пугачевой, пишет «Коммерсантъ». Казуев якобы согласился, даже получил аванс в 1 млн рублей, телефон Nokia и сим-карту. Потом, как он утверждает, передумал и отказался от заказа, так как испугался, что «могут пострадать много людей», но деньги уже успел потратить на покупку компонентов для изготовления взрывных устройств.

Если новые показания обвиняемого окажутся ложью, а адвокат уже успел обнародовать это в прессе, что будет грозить фигурантам дела? Опрошенные Business FM юристы говорят, что в российской практике, в отличие, например, от американской, обвиняемый может использовать любые аргументы для защиты, даже оклеветать другого человека. Ответственность за дачу ложных показаний в законе прописана только для свидетелей и потерпевших, говорит председатель коллегии адвокатов «Ваш юридический поверенный» Константин Трапаидзе:

— Это просто желание [обвиняемого] каким-то образом оправдать свои незаконные действия и смягчить или изменить квалификацию, возможно. С другой стороны, это не очень серьезный пиар со стороны подозреваемого и окружающих его лиц. Я думаю, что, скорее всего, в связи с этими заявленными обстоятельствами проведут и психиатрическую экспертизу подозреваемого.

— Если все это неправда, то что грозит обвиняемому и адвокату за распространение этой информации?

— Медийным личностям не привыкать, что непонятно кто заявляет о каких-то громких обстоятельствах. Здесь вряд ли пойдут по пути возмещения морального ущерба или изучения обстоятельств, порочащих честь и достоинство, даже связываться вряд ли будут. Что касается самого подозреваемого, это вряд ли облегчит его участь. Если это будет доказано, что он имел отношение к приобретению и хранению [взрывчатых веществ], а еще и к попытке совершения теракта, то все это блекнет на фоне этих обвинений. Что касается адвоката, это уже вопрос морали, потому что он транслирует заявления своего подзащитного, может быть, ему хочется таким образом показать, что он всеми способами защищает. Вряд ли это его версия, но как к транслятору версии своего подзащитного какие могут быть к нему претензии?

Заведомость ложных показаний доказать крайне сложно, говорит адвокат Александр Забейда: любое лицо, заказывающее убийство, могло представиться кем угодно, и обвиняемый в таком случае вполне добросовестно заблуждается в личности заказчика. Обвиняемых освобождают от ответственности за заведомо ложный донос только в России, рассказывает Александр Забейда:

Александр Забейда адвокат «В других странах, например в США, обвиняемый несет полную ответственность за дачу ложных показаний, это считается серьезным преступлением, и за его совершение можно получить несколько лет тюрьмы. Было достаточно громкое дело, когда бывший советник Дональда Трампа по национальной безопасности Майкл Флинн признал себя виновным в даче ложных показаний сотрудникам ФБР по «российскому делу». Эти показания касались содержания телефонного разговора, который состоялся в декабре 2016 года между Флинном и экс-послом России в США Сергеем Кисляком. В обвинительном заключении говорилось, что Флинн 24 января 2017 года намеренно и осознанно сделал ложные заявления. По мнению суда, экс-помощник также солгал ФБР, заявив, что не припоминает обещание Кисляка не делать незамедлительных ответных шагов на введение санкций. Что касается ответственности, в досудебном соглашении сторон, опубликованном на сайте Министерства юстиции, сказано, что за дачу ложных показаний Флинну могло грозить до шести месяцев тюрьмы или до 9,5 тысячи долларов штрафа».

Максим Галкин в видеообращении в своем Instagram назвал ситуацию весенним обострением. «У меня только одна просьба: уважаемые журналисты, не беспокойте Филиппа, он очень расстроен, что так дешево», — пошутил артист.

Адвокат Рубен Маркарьян настроен менее шутливо:

Рубен Маркарьян адвокат «У меня в практике были случаи, когда люди получали по 15 лет по обвинению в «заказном», только на основании слов киллера. Ни трупа, ни орудия преступления, ни записей никаких, само убийство произошло десять лет назад, но только на показаниях убийцы получил срок якобы заказчик. Поэтому показания исполнителя в уголовном процессе — это не «весеннее обострение», а повод к проверке-следствию-посадке. Вопрос не в том, что Максим оценивает показания обвиняемого как «обострение», вопрос в том, как их оценит следователь. А формально он должен проверочку-то провести и допросить «потенциального заказчика», а то и очную ставку организовать».

В сети историю вокруг Максима Галкина и Филиппа Киркорова восприняли как неудачную шутку. «Лишь бы Алла не узнала, обоим будет…» — пишут пользователи Twitter.

Источник: bfm.ru