В доме-интернате для престарелых и инвалидов в Якутске проведена проверка после «Крика души», разосланного по WhatsApp

В группах WhatsApp якутянами распространяется сообщение, в котором постояльцы Якутского дома-интерната для престарелых и инвалидов просят обратить на них внимание и решить их проблемы. По факту публикации уполномоченным по правам человека в Якутии была проведена выездная проверка.

В сообщении жители дома-интерната для престарелых и инвалидов, расположенного на ул. Якутская, 8 в Якутске, отмечают, что «после многочисленных и устных, и письменных обращений в высшие органы Республики Саха, не приведших ни к каким положительным результатам, вынуждены обнародовать наши проблемы с помощью соцсетей».

«Данным обращением мы просим соответствующие органы обратить внимание на наши немаловажные для нас проблемы, принять меры по их устранению, приехать к нам и провести всеобщее собрание с проживающими. Мы выскажем все, что у нас накопилось, и надеемся, что справедливость восторжествует», — говорится в сообщении.

 

Письмо распространилось в мессенджере 7 апреля. 8 апреля Якутский дом-интернат для престарелых и инвалидов с проверкой посетила Сардана Гурьева, уполномоченный по правам человека в Якутии.

В первую очередь омбудсмен пообщалась с жильцами учреждения, которые подтвердили информацию, распространяемую в мессенджере.

«Директор у нас военный, и он не умеет руководить, с нами работать. Он никогда не вызовет, не поругает, ничего. За 2 года он провел только 2 собрания. Он собрания вообще не любит, потому что люди будут выступать, и он боится этого», — говорит бабушка Александра. «Как он работает? Он ездит на юбилеи, он везде бывает. Алексеев (Иван Алексеев, первый замминистра труда и соцразвития РС(Я), — прим. ред.) сказал, что он каждый день бывает в министерстве, а задаем вопросы, что и как, — ничего не говорит. И ходит он, как будто бы один работает. Он с заместителем не разговаривает вообще. Мы хотим избавиться от него», — добавляет она.

Бабушка сообщила, что жильцы не раз обращались в различные структуры органов власти с просьбой решить их проблемы.

«Записывались к Балабкиной (Ольга Балабкина, заместитель председателя правительства РС(Я), — прим. ред.). Она обещала, обещала, не пришла. К Айсену (Айсен Николаев, глава Якутии, — прим. ред.) тоже обращались, но туда не попали, конечно. Куда только не обращались. Потому что невозможно так работать. Хотим, чтобы в министерстве приняли решение быстро, чтоб не затягивали. Затягивать уже некуда», — сказала она.

После общения с несколькими жильцами, которые высказывали одно и то же желание — быть услышанными, уполномоченный по правам человека в Якутии Сардана Гурьева пригласила в дом-интернат первого заместителя министра труда и соцразвития Якутии Ивана Алексеева. Омбудсмен и замминистра труда и соцразвития Якутии провели общее собрание с жильцами дома-интерната, выслушали их жалобы и предложения, а также ответили на их вопросы.

«Мы посетили ряд комнат и получили информацию о том, как у вас обстоят дела. Насколько мы знаем, коллектив просил провести общее собрание с руководством министерства труда и социального развития республики, потому что у вас накопилось большое количество вопросов, начиная от питания и заканчивая лекарственным обеспечением, которые сегодня вас очень волнуют. Поэтому я инициировала это собрание. Но между тем, в связи с поступившей мне информацией, я инициировала участие в общем собрании первого заместителя министра труда и социального развития республики Алексеева Ивана Ивановича», — обратилась к жильцам дома-интерната Сардана Гурьева. 

Замминистра труда и соцразвития Якутии Иван Алексеев на собрании рассказал, что по итогам посещения учреждения министерством в прошлом году, а также в связи с поступлением большого количества жалоб в доме-интернате в начале текущего года была проведена комплексная проверка. 

«Здесь наши ревизоры, и не только, все наши специалисты сидели, проверяли все документы, как работает учреждение, и сейчас по итогам этой проверки было вынесено предписание руководству интерната устранить эти замечания сроком до 18 апреля. Осталось совсем немного, поэтому мы планировали после того, как они устранят или не устранят наши предписания, приехать и с вами здесь встретиться. Несмотря на то, что мы сегодня собрались, встреча в конце апреля будет», — сказал Иван Алексеев. 

Он отметил, что в конце прошлого года распоряжением главы республики учреждение было реорганизовано и должно быть присоединено к республиканскому дому-интернату для престарелых.

«На этой неделе мы ожидаем выписку из налоговой. И когда мы получим эти документы, мы должны поменять штатное расписание, будет новая структура, новый коллектив, и уже по итогам этого будет новое руководство и будет совсем другая работа уже. Забегая вперед, скажу, в целом мы не планируем сокращать ни медицинских, ни социальных работников. Изменения коснутся только руководства домов-интернатов», — сообщил замминистра труда и соцразвития.

Жильцы рассказали представителям органов власти о проблемах, с которыми сталкиваются в доме-интернате.

«Закон о курении, вышедший в 2013 году, у нас в интернате не работает. Курят в коридорах, в комнатах, где только могут. Этот вопрос надо решить, я постоянно говорю директору, а он убегает от меня», — пожаловался один из жильцов.

Замминистра труда и соцразвития на это ответил: «Здесь есть отдельная комната для курения, хотя это тоже нарушение. Необорудованная, но есть. Если вы курите в комнатах, в коридоре — вы нарушаете. В других домах-интернатах в теплое время вообще запрещено курить на территории. Понимаем, зимой, конечно, тяжело, есть лежачие, есть те, которым трудно передвигаться, поэтому мы идем навстречу и оборудуем специальную комнату. Отведенные места постараемся для вас оборудовать».

Другой житель дома-интерната на это возразил: «Курение — это лепет. Почему мы покупаем лекарства сами? Почему лекарств нет? Никто не сказал об этом, я ждал, ждал. Все боятся сидят, — сказал он и позже добавил: — Даже самые дешевые таблетки глицина я в аптеке покупаю. Даже его нет».

«Мы провели проверку. В эту проверку все документально легло: какие лекарства есть, что хватает, не хватает. Потому что мы считаем, что мы учреждение обеспечиваем полностью. Но есть некоторый вид лекарств, который бесплатно подается, а некоторые лекарства туда не попадают. Поэтому по проверкам мы вам все скажем, какие лекарства вам полагаются, какие нет. Это все будет озвучено на собрании, которое будет в конце апреля», — ответил Иван Алексеев.

Уполномоченный по правам человека связалась с прокурором города Якутска и сразу же сообщила обеспокоенным жильцам, что все жалобы по лекарству находятся на его личном контроле.

«Мы постоянно на связи находимся с прокуратурой города Якутска. Прокурор города Якутска Владислав Владимирович Денисюк только что мне сообщил и попросил до вас довести, что все жалобы по лекарству находятся на его личном контроле. Он говорит, что ответы обязательно будут даны и меры будут приняты. Этот вопрос мы держим на контроле до результата», — сказала Сардана Гурьева. 

Один из присутствующих на собрании высказался по поводу питания в учреждении.

«Я в интернате живу уже около года. Думаю, что уже имею право говорить насчет питания. Почему нас, а нас живет здесь где-то 200 с лишним человек, кормят в основном растительной пищей? Мясную пищу здесь дают очень маленькими дозами. В детсаду и то больше дают. Вот такие 3-4 кусочка (показывает кончик пальца — прим.ред.) и все. Я написал заявление Николаю Александровичу (Николай Тряпша, директор Якутского дома-интерната для престарелых и инвалидов, — прим.ред.): почему, мол, так кормят? А он объяснил: „Снабжают нас централизованно“. Поэтому никто не может повлиять на эти продукты. Самые дешевые продукты покупают. Нас пичкают квашеной капустой каждый день. Ладно это. Например, гречка — это солдатам хорошо, нашим старым желудкам это не питание, все идет на отходы», — сокрушается дедушка. 

В ответ замминистра труда и соцразвития сообщил, что продукты питания для нужд дома-интерната приобретает само учреждение.

«Но питание идет по нормативам. Но в этом году есть поручение руководства правительства, чтобы мы максимально покупали местную продукцию: мясо, рыбу, овощи и так далее. Поэтому мы сейчас с нашим министерством сельского хозяйства работаем, чтобы осуществить поставку местной продукции в наши дома-интернаты. Конечно, это будет дороже, потребует, наверно, дополнительно денег, но задача стоит, поэтому по итогам года мы посмотрим, сколько мы местной продукции сможем поставить в наши дома-интернаты. Мы проверили все нормативы и результаты вам озвучим в конце апреля», — сказал замминистра труда и соцразвития.

Еще один жилец добавил: «Перловкой кормят каждый день. Как в совхозе свиней кормят», — возмущается он. 

Заместитель директора дома-интерната для престарелых и инвалидов Василий Гоголев ответил: «Мы перловкой каждый день не кормим. Меню пишет диетическая медсестра».

Другой жилец в ответ ему прокричал: «Вы говорите: не каждый день кормите перловкой? Перловку дают 2 или 3 раза в неделю. Гречку, бывает, не доваривают, по „кормежке“ очень много нарушений», — отметил молодой человек.

«В конце декабря здесь было убийство, и все на одного человека свалили! Одного старика здесь убили на 3 этаже в конце коридора», — отметила обеспокоенная  бабушка.

Замминистра труда и соцразвития Иван Алексеев ответил: «По этому вопросу мы в курсе, по итогам мы проводили проверку свою. Но сейчас этим занимаются правоохранительные органы, то есть следственное управление и полиция. Мы не можем вмешиваться в работу правоохранительных органов. Следствие разберется, потом будет суд, и суд вынесет решение. Мы живем с вами в правовом государстве, решение принимает только суд».

«Вот тут парни у нас подрабатывали: кто в гараже, кто мусор убирал. Давали по 2,5 тысячи, люди работали. Уже прибавка какая-то: пошел себе или конфет, или печенье взял. А сейчас все кончилось, не стали им давать денежку, а они все равно ходят подрабатывают. Они вполне такие работоспособные люди, переживают за это. Вот как это дело согласовать?» — интересуется дедушка.

Иван Алексеев в ответ сообщил, что когда будет завершена реорганизация, будет новое штатное расписание, министерство обязательно рассмотрит вопрос трудоустройства жильцов дома-интерната. «И будет оплата, и будет трудотерапия дальше продолжена. Это пока временно приостановлено на период реорганизации», — сказал он.

На вопрос о том, можно ли жильцам работать в другом месте, замдиректора дома-интерната ответил: «По закону, по положению дома интерната, в дом-интернат поступают именно те, которые нуждаются в постороннем уходе, так что этот вопрос тоже двоякий».

Один из возмущенных ответом жильцов сказал: «У меня нога только болит. Я тоже где-то могу подрабатывать. Всех вы тут все равно работой не будете же снабжать».

«Вы когда сюда поступали, вы все проходили комиссию, где смотрели, что вы не можете за собой самостоятельно ухаживать, поэтому вы все были устроены в дом-интернат. Вы можете работать, но только в доме-интернате. Если у вас есть желание работать, давайте мы этот вопрос проработаем в министерстве, результаты мы вам потом сообщим, потому что там есть ограничения, которые не только нами установлены, а федеральным законодательством», — успокоил зал Иван Алексеев.

В конце собрания к журналисту News.Ykt.Ru подошла бабушка, которая пожелала высказать слова благодарности по поводу организации мероприятия.

«Такое общение для нас очень полезно. Вы не смотрите, что тут кто-то пьяненький выступал, кто-то не умеет сказать, есть те люди, которые молчали, но получили от этого и положительный, и информационный импульс очень хороший», — сказала она.

А пьяненькие люди у вас тут постоянно бывают?

— Вы же видели. По крайней мере два были точно. Вы на это не смотрите, есть много людей, которые с большим интересом слушали.

Вас правда каждый день кормят перловкой?

— Нет, категорически нет. Нас кормят здесь очень хорошо. Посмотрите, сколько перловки этой дают (показывает журналисту меню — прим. ред.) — раз в неделю, не больше. А вы посмотрите, сколько кисломолочных продуктов нам дают каждый день.

Разговор с журналистом продолжил заместитель директора дома-интерната Василий Гоголев: «Это Дьулустан Федотов говорит. Он, наверно, через раз помнит. Он же пьяница».

А почему здесь у вас люди пьют?

— На это мы никак не можем влиять. Как мы можем запретить им?

Вы ведь руководство. Это ведь государственное учреждение. Люди не должны здесь пьянствовать.

— Да. Но у нас никаких инструментов против этого нет. Мы просто с ними разговариваем, и все. Они тут прописаны.

В доме-интернате есть порядок размещения и выбывания?

— Нет. Поэтому я министерству и говорю, почему мы их тут на постоянно прописываем? Мы не как в 195 законе, как раньше, не являемся сейчас опекунами. Мы сейчас предоставляем услуги по 442 закону. Поэтому я говорю: «Надо прописку сделать на время получения социальных услуг, временную». Они все прописаны где-то, люди, которые к нам попадают. Все с детьми, все с родственниками, абсолютно одиноких у нас, наверно, человек 10-20 только (всего, по данным замдиректора, в доме-интернате проживают 193 человека — прим. ред.). 13 числа тут невозможно даже пройти: родственники приезжают и забирают вот эти 25% (пенсии — прим. ред.) у них. В законе написано: мы имеем право выписать человека отсюда, если договор расторгнут, если он нарушает дисциплину. Но мы не имеем права никуда его выкинуть на улицу, потому что он здесь прописан.

Вы согласны с тем, что в доме-интернате есть проблемы, связанные с реорганизацией, в части порядка и разъяснительной работы?

— Да. У нас чисто человеческие отношения, поэтому все по закону невозможно тут. Именно человеческие отношения тут.  

Автор: Ника Гаврильева

Источник: news.ykt.ru